Маленькая радость жизни

Ты для нее — не страсть, не бешеная мука, не роман, не любовь всей ее жизни и даже не части ее жизни, не страдание и не источник творческих вдохновений. Стихи она из-за вашей любви писать не начнет. Ты для нее, как она для тебя: яркое пятно.

Маленькие радости жизни, Амели с чечевичными зернами, веселая канарейка в просторной клетке, сон про пони, чай из любимой чашки с дедовской серебряной ложечкой, оставшейся с белогвардейских времен, и я годами думал: кажется, когда приходили к этим людям — выселять, громить, резать горло — они хватали и прятали в сапог, в карман, за портупею такую серебряную столовую ложечку, потому что в ней все — тепло, покой, семья, дом, достаток, мирная жизнь — и так эти ложечки и доплыли до нас, вплетясь в наши маленькие радости жизни: место сидячее в метро, легко разгибающийся переплет, теплая батарея.

lisa_05С возрастом — с некоторым возрастом, и я подозрительно часто начинаю в последнее время фразу с этих слов, — с возрастом хочется не счастья бешеного и не залитых солнцем белокаменных палат, а этих маленьких радостей жизни. Потом, говорят, все опять становится плохо: седина в бороду и так далее. Но вот на некотором этапе ты вдруг озираешься: батюшки мои, мамочки, все хорошо. С ума сойти: у меня все хорошо. Все, все получилось уже. У меня работы через край. Денег столько, чтобы жить. И ты стоишь посреди оживленного тратуара, а мимо машины, а ты стоишь спиной к прохожим и мешаешь всем идти, и тебе холодно, потому что ты забыл на работе шарф, и все вокруг прозрачное и трепещет, и ты говоришь самому себе: ма-моч-ки. Ма-моч-ки. О-ху-еть. Жизнь у-да-лась.

И с этого момента она, жизнь, начинает распадаться на маленькие радости, и эти маленькие радости оказываются гораздо прекрасней радостей великой борьбы за будущее, за любовь, за место под солнцем, за достаток, за здоровье — потому что все это уже есть. А ты начинаешь ценить сыр «Маасдам» не потому, что ты смог его себе позволить, а потому, что он вкусный.

И тогда вдруг у тебя заводится любовница. Она возникает сама, и она тебе совсем не любовница, — так бы, наверное, мог кто-нибудь другой ее назвать, потому что и жены-то у тебя никакой нет. И вы с ней занимаетесь любовью периодически и ведете много полюбовных бесед, но она не любовнице тебе, и лучшее этому доказательство — то, что она именно з-а-в-е-л-а-с-ь. Не было ни бешеных страстей, ни мук страдальческих, ни отбивания ее у кого-нибудь, сцен ревности, приездов в три часа ночи в потной рубашке и обцеловывания твоего лица: «Прости, прости, я никогда больше, я больше никогда…» Просто женщина, милая очень и вполне твоего круга, и знакомы уже давным-давно, и прекрасно общаетесь, потом вдруг секс, который оказывается исключительно приятным, необременительным и очень открытым, откровенным, легким. Потом вы с удовольствием начинаете созваниваться каждый день. Вы проводите вместе несколько исключительно приятных часов, большую часть которых занимает не секс — им, кстати, можно поступиться вполне, — а милые разговоры и взаимная нежность и одобрение.

Она — маленькая радость твоей жизни, эта женщина. Ее главное достоинство — в том, что она ничего от тебя не хочет. Совершенно, абсолютно. Это еще в самом начале ваших отношений выяснялось, когда ты говорил ей: только учти, я не буду тебе хорошим любовником. Я не буду тебе писать восемь SMSок в день, дарить цветы, приезжать по ночам и серенады петь. Ты учти. Ты учти. Ты учти. Пока она не вспылила и не сказала: слушай, а почему ты думаешь, что меня бы не утомляли твои восемь SMSок в день и необходимость решать, куда деть цветы, не в магазин же обратно нести? Какого черта ты думаешь, что мне от тебя нужно в-с-е  э-т-о? И тогда ты сразу понял, что ты ее недооценил. И расслабился, и успокоился. Потому что если бы она сказала: «Хорошо, любимый, я готова все это терпеть, лишь бы видеть тебя раз в неделю хоть,» — надо бы было рвать оттуда когти немедленно. Сломя голову нестись. Потому что это был бы ад. А не маленькая радость жизни.

А эта женщина — она прекрасна тем, что ничего от тебя не хочет. Ну, кроме того, что она хочет тебя, в сексуальном смысле, и это очень приятно. Кроме того, что она всегда хочет пообщаться с тобой часик-другой, но не настолько, чтобы звонить и говорить: приедь, или я порежу себе вены. Она звонит и говорит: «Просто хотела сказать, что соскучилась. Если вдруг выберешься в город — заезжай ко мне».

Ты в нее немножко влюблен, но ровно настолько, чтобы эта влюбленность представляла собой не мучительное и надрывное переживание, а маленькую радость жизни. Приободряющую и добавляющую живости в твой устоявшийся мир. Вы никогда об этом не говорите, не с чего, но приятно думать, что она, видимо, тоже немножко в тебя влюблена — и для нее это тоже маленькая радость жизни. Вот, пожалуй, главное, что вы друг другу даете: маленькую радость жизни и чувство такой общей безопасности. Не в том плане, что вы друг друга от всего защитите — то есть в определенных обстоятельствах, наверное, да, а такой безопасности, что вы друг на друга — не нападете. То есть ты знаешь, что она не заявит ни с того, ни с сего, что любит тебя больше жизни и хочет, чтобы ты уехал с ней в деревню, жить вдали от людей и любить друг друга до гроба. И она, надо полагать, знает, что ты не заявишь в один прекрасный момент, чтобы она немедленно собрала вещи и ушла к тебе навеки. Вы защищаете друг друга от очень важной напасти: от того, что маленькие радости жизни перерастут в эксцессы. Потому что так бывает, и тогда все довольно ужасно. Типа, заводится у человека любовница, а потом через три месяца начинает стоять под окнами и бросаться на проходящую мимо жену: отдай Гирея мне, он мой! Или у нее появился бы какой человек, маленькая радость, приятный, нежный роман, а потом он заваливается во время семейного ужина и говорит: Саша, перестаньте притворяться. Я люблю Вашу жену, она любит меня, и Вам это известно.

Вот от таких вещей защищаете вы друг друга своим удачным единением в толпе других людей. И ты искренне гордишься, что так умно и хорошо выбрал себе — ну, не любовницу… ну, хорошо, пускай любовницу — очень умно и осмотрительно выбрал, хотя в какой-то мере она сама завелась, да. Потому что она адекватная, умная, милая, сексуальная, сдержанная, не болтливая и не хвастливая в этих делах — совсем как ты. И еще потому, что у нее (а это главное, начинаешь понимать ты довольно быстро) жизнь удалась. То есть у нее все хорошо. У нее работы через край. Денег столько, чтобы жить. Ты для нее — не страсть, не бешеная мука, не роман, не любовь всей ее жизни и даже не части ее жизни, не страдание и не источник творческих вдохновений. Стихи она из-за вашей любви писать не начнет. Ты для нее, как она для тебя: яркое пятно. Отдохновение. Хороший секс, лестное внимание, большая нежность, трогательная приязнь. Ну, никакого надрыва. Страстей. Эмоций. Судорог, как десять лет назад бывало. Ну, ничего такого, слава богу. Ну, ничего. Ничего. Одна маленькая радость жизни….

 

Маленькая радость жизни: 1 комментарий

  1. Заводятся блохи, вши, тараканы….и всякие паразиты…. похоже у вас тоже завелось что-то одно из выше перечисленных. Травить паразитов надо, а не заводить! Похоже большие проблемы у тех людей у которых что-то там заводится. Не живите в мире илюзий, нет таких женщин и мужчин которым ничего не надо, просто процесс времени… вот тогда все и начнется!

Опубликовать новый комментарий